Наші панелі прикрашають штаб-квартиру Facebook в Лондоні

Газета ФАКТИ опублікувала інтерв'ю про чергову історію успіху українських підприємців, які, налагодивши якісне виробництво меблевих елементів, змогли вийти на європейські ринки та завоювати прихильність відомих брендів.

— Я с братьями Дмитрием и Любомиром вырос в семье мебельщиков: дедушка работал главным инженером Острожской мебельной фабрики, наши родители организовали фирмы аналогичного профиля, — говорит совладелец фирмы Eskada-M, президент Ассоциации мебельщиков Украины 40-летний Владимир Патис. — После школы начал работать в фирме родителей. Со временем к делу подключился Дмитрий, а затем — Любомир. Досконально зная мебельный рынок, мы с братьями решили занять в нем одну из ниш — начать производство деревянных плит и элементов мебели, покрытых шпоном (тонкими декоративными листами дерева). Собственную фирму открыли в 2007 году. Наше относительно небольшое предприятие (67 работников) начало экспортировать продукцию в Великобританию, Швецию, Данию, Швейцарию, Польшу.

— Чтобы начать собственный бизнес, вам с братьями пришлось взять кредит?

— Нет, нам хватило собственных сбережений, — отвечает Владимир Патис. — Основную часть стартового капитала заработали, когда занимались недвижимостью в интересах одной зарубежной инвестиционной компании.

— Если не секрет, какую сумму вложили тогда в дело?

— Около 15 тысяч долларов. Арендовали в селе помещение, в котором некогда размещалась база колхозной тракторной бригады. Купили и модернизировали бывшее в употреблении оборудование хорошо зарекомендовавших себя компаний Германии и Италии. Поначалу сами трудились на производстве. Младший брат Любомир дневал и ночевал в цеху. Затем пригласили рабочих.

Проанализировали, как такого рода предприятия работают в Европе, и использовали их опыт. Также скопировали бизнес-модель одной израильской компании, с которой доводилось сотрудничать (это довольно распространенная за рубежом практика).

— Ваша фирма выпускает панели, покрытые шпоном. Сами производите этот отделочный материал?

— Нет, покупаем. Важная особенность: шпон не заказывают по телефону, электронной почте или иным дистанционным способом. Этот материал также не закупают по заранее заключенным контрактам. Дело в том, что каждую партию нужно отбирать индивидуально. Этим занимаются специалисты с колоссальным опытом. В какой-то мере их можно сравнить с профессиональными дегустаторами вин, кофе, чая… Например, в нашей фирме отбор возложен на двух сотрудников, в том числе моего брата Любомира. Они едут к поставщикам, изучают ассортимент и берут именно то, что нам нужно для выполнения заказов.

— Шпон из каких пород дерева наиболее ценный?

— Очень дорогой — из африканских, южноамериканских, азиатских деревьев, например, макассара (растет в Индонезии, имеет характерный рисунок — светло-желтые и коричневые полосы). Но такого рода экзотику заказывают нечасто. Среди самых дорогих и популярных пород — американский орех. А относительно доступным по цене и наиболее ходовым является шпон из европейского дуба.

Значительную часть шпона закупаем за рубежом. Например, сейчас выполняем заказ для оформления шпонированными панелями интерьеров и фасадов пятизвездочной гостиницы Royal Beach в Израиле. Шпон для этого отбирали в Лондоне.

— Какие еще престижные заказы на счету вашей фирмы?

— Их немало. Например, нашими стеновыми панелями украсили штаб-квартиру компании Facebook в Лондоне, стены парламента Молдовы. Мы поставляли свою продукцию для отеля Hilton в Киеве. В конце 2016 года в столице открылся обновленный ЦУМ. Проект реконструкции этого торгового центра разработали в Германии. Высокие требования предъявлялись ко всему, в том числе к деревянным панелям: шпон, которым они покрыты, должен быть натуральным, иметь определенный тон. Все примерочные в ЦУМе отделаны нашими панелями.

Замечу, что значительная часть продукции, которую мы производим, предназначена для изготовления мебели.

— Это элитная дорогая мебель?

— Вовсе нет, среднего ценового сегмента. Многие украинские производители используют наши изделия, экспортируют сделанные из них столы, кресла, шкафы по всему миру, в том числе в США и Австралию.

— В чем секрет успеха вашего предприятия?

— У нас узкая специализация, и в нашем сегменте рынка мы одни из лучших. Широкий потребитель нас не знает. Поясню это на таком примере: если вы покупаете, скажем, iPhone, вы же не задумываетесь над тем, кто разработал и сделал камеру для этого престижного смартфона. То же и в случае с нами: покупая классный стол или шкаф, вы не задаетесь вопросом, какая фирма изготовила шпонированные панели для этой мебели.

Мы работаем на совесть, ищем клиентов. А еще внедрили систему непрерывных улучшений Kaizen, созданную во всемирно известной японской компании Toyota. Это целая бизнес-философия, которая помогает выстраивать планирование, улучшать производственную культуру и добиваться успеха в бизнесе.


* Братья Патисы внедрили на своей фирме систему постоянных улучшений Kaizen, созданную в японской компании Toyota. На фото слева направо: Дмитрий, Владимир и Любомир

— Учиться системе Kaizen ездили в Японию?

— Нет, в Луцк. Там работает крупная — две с половиной тысячи сотрудников — и успешная (экспортирует свою продукцию в 60 стран и имеет годовой оборот 150 миллионов евро) компания «Модерн-Экспо», которая производит торговое оборудование. Она внедрила у себя систему Kaizen, а затем открыла школу, в которой предприниматели и менеджеры фирм могут обучиться этой системе непрерывных улучшений. Мы являемся поставщиками «Модерн-Экспо», поэтому стали одними из первых слушателей ее бизнес-школы.

— Как вашей фирме удалось выйти на рынки ведущих стран Европы?

 Мы очень к этому стремились. Не только ради того, чтобы больше зарабатывать, продавать свою продукцию за валюту, иметь несколько рынков сбыта. Еще хотели доказать самим себе: мы выпускаем изделия мирового уровня. На сегодняшний день украинский рынок остается весьма нестабильным, особенно в мебельном секторе, поэтому наличие заказчиков в Европе — это еще вопрос выживания фирмы. На своем примере мы доказали, что не только крупные, но и небольшие, как наше, предприятия могут стать экспортерами.

Кстати, украинцам давно пора избавиться от комплекса неполноценности. Промышленникам нашей страны по силам создавать продукты, которые можно продавать повсюду в мире. По моему мнению, максимально возможное увеличение экспорта должно стать для Украины национальной идеей. Будем много продавать за рубеж — станем успешной страной.

И вот еще что о зарабатывании валюты. Все понимают: чтобы та или иная фирма развивалась, могла покупать новое оборудование и технологии, нужны деньги. Брать кредиты в гривне под 18—20 процентов годовых невыгодно. Если у компании есть источник дохода в валюте, она может себе позволить взять долларовый кредит, ведь процентная ставка на него более-менее приемлемая — четыре с половиной процента.

Кстати, в Польше фирмы этой страны кредитуются под полтора процента, а затем государство еще и списывает половину долга, если предприятие эффективно использовало взятые в банке средства.

— Украинская мебель пользуется спросом за рубежом?

— Смею вас заверить, да. Говорю это с полным знанием дела, ведь я президент Ассоциации мебельщиков Украины. Эта отраслевая общественная организация ставит две первоочередные цели: защитить внутренний рынок и увеличить продажи отечественной продукции за рубеж. С гордостью констатирую, что украинскую мебель за границей с каждым годом покупают все больше и больше.

— Сотрудники вашей фирмы хорошо зарабатывают?

— Считаю, что сейчас уровень зарплат в Украине должен быть где-то на 30 процентов ниже, чем в Польше: чтобы национальная экономика находилась на плаву и имела перспективы развития. В нашей фирме зарплаты ниже, чем на аналогичных предприятиях в Польше.

— Планируете расширять производство?

— Нет, пока обходимся мощностями цеха, который открыли 11 лет назад в сельской местности. Однако просчитываем возможности перенести производство в Ривне, ведь сотрудников приходится за счет предприятия возить из этого и других городов в село на работу и домой. Это обходится ежегодно в сотни тысяч гривен. К сожалению, в Украине нет государственных программ поддержки производств в сельской местности, которые помогли бы компенсировать эти расходы.

P. S. Интервью с Владимиром Патисом подготовлено в рамках информационной кампании «Євроінтеграція: сила можливостей», которая осуществляется Офисом вице-премьер-министра по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Украины при поддержке ЕС и проекта Association 4U.